Евразийский научно-исследовательский институт человека
(ЕНИИЧ)
Актуальные проблемы развития общества
+7 (950) 645-90-10
+7 (343) 221-27-88
Наш адрес
г. Екатеринбург,
8 Марта, 62, аудитория 152

Стратегия развития города как мировоззренческая проблема

В.П. Лукьянин

         Бывают патологические состояния у человека, когда он страдает, но сам точно не может определить, что с ним не так: «Каждая клеточка болит». Примерно такое нынче состояние у социального организма, который представляет собою наша страна: до чего ни дотронься - везде болячка.

 

Тут бы всем собраться с духом, мобилизоваться, потянуть хоть бы самим себя за волосы из этой безнадеги, но - где там! Оказывается, есть в нашем обществе немало людей, обладающих определенным статусом и энергией, для которых «война — это мир, свобода — это рабство, незнание — сила», и они с упоением расчесывают социальные язвы, ибо только в таком состоянии способны ощущать, что они существуют и что-то собою значат. Таких людей, к сожалению, очень много среди чиновников даже самого высокого ранга, но благоприятную питательную среду для их зарождения "и самоутверждения создают не столь многочисленные, но очень деятельные и упивающиеся своей бескомпромиссностью «профессиональные революционеры».

           И ни одно сколько-нибудь значимое событие в стране, а тем паче в городе, где все происходящее - рядом, непосредственно касается каждого из нас, не происходит нынче без столкновения полярных мнений. Хорошо, если только в интернете (где, однако, накал страстей достигает запредельных градусов немотивированной злобы), а то ведь сшибаются, говоря языком художников, и на пленэре: у каких-то развалин, на площадках предполагаемых строек, на других дозволенных и не дозволенных начальством территориях. При этом «профессиональные революционеры» полны решимости утвердить свою правду, хотя бы для этого пришлось героически лечь под гусеницы бульдозера или подставить спину под дубинки охранителей «конституционного порядка». Ну, а власти предержащие воспринимают эти действия даже не просто как «бунт, бессмысленный и беспощадный», но и как угрозу собственному общественному статусу, вызов личным амбициям: я-то, мол, да дрогну под натиском «черни», «быдла»? Да кто ж я после этого буду? И придумываются новые и новые способы обуздания стихии, рвущейся из рамок дозволенного.

Но, какие бы административные уловки ни изобретали «соцстабилизаторы», главным средством усмирения толпы остается силовое давление. Теперь вся эта социальная мускулатура сгруппирована под пафосным названием «Росгвардия».

           Диапазон значений слова «guardia» неоглядно широк, но в сознании нынешнего россиянина оно ассоциируется, конечно, не с охраной римских императоров, а с самыми боеспособными воинскими частями периода Великой Отечественной войны. На то, вероятно, и был расчет, когда

российские силовые структуры, особой симпатией у населения никогда не пользовавшиеся, были собраны под одной крышей и названы Росгвардией.

Но лукавство этого лингвистического приема никого не обмануло - точно так же, как замена праздника 7 ноября никому не понятным и никем, кроме чиновников, не признанным Днем народного единства.

           И вот эти не приученные рассуждать парни, которым не нашлось более достойной работы в нашем захиревшем народном хозяйстве, призваны с помощью гвардейских дубинок разруливать конфликтные ситуации, которых при более компетентном руководстве общественными процессами просто не было бы.

         Природа таких конфликтов не представляет особой загадки, нужно лишь честно смотреть на вещи и не заниматься подтасовками. Если, к примеру, тысячи горожан вышли на защиту сквера у драмы, то ‚дело не в происках Госдепа, а в просчетах руководителей города и области, не сумевших грамотно решать градостроительную проблему. и не было бы повода для подключения к конфликту «профессиональных революционеров», если б эти власти даже после начала конфликта повели себя разумно.

             Конечно, трудно смирить гордыню и повиниться в недостатке собственной компетенции, но еще труднее, я думаю, найти разумное решение той ситуации, где изначально перемешались во взрывоопасном сочетании большие деньги, амбиции, чиновная спесь, а потом эта адская смесь соприкоснулась с напряженной общественной атмосферой, где незадолго перед тем уже собирались тучи и сверкали молнии по поводу пенсионной реформы. Казалось, вот-вот рванет.

           Думаю, к великому облегчению чиновников вмешался президент Путин: мол, сделайте опрос, меньшинство должно подчиниться большинству. Надо признать, что это был верный тактический ход: чиновники могли увести Росгвардию и снять пресловутый забор, не теряя лица. Даже у церкви появился повод продемонстрировать свое «христианское смирение». Но верным в стратегическом плане такое решение коллизии признать категорически невозможно. Во-первых, такого рода опросы и обсуждения давно уже стали инструментом «управляемой демократии», и даже если чиновники на этот раз очень захотят быть честными, никто им все равно не поверит. Во-вторых, каким бы ни был итог такого опроса, он не решает проблему, а загоняет ее, как говорится, вглубь.

Пройдет какое-то время - и обязательно рванет, возможно, с удвоенной, утроенной силой. Но самое важное - решить, кто в этом споре прав, а ко нет, голосованием - это ровно то же самое, что решить голосованием вопрос об истинности или ошибочности научной разработки.

Как же надо решать такие коллизии в стратегическом плане?

             Будто бы само собой напрашивается ответ: так надо оставить наши дилетантские потуги и довериться специалистам. В таком ответе есть несомненный резон: у нас в городе есть прекрасные специалисты в области архитектуры и градостроительства. Но это тот случай, когда компетенции специалистов четко ограничиваются потребностями, скажем так, дилетантов.

Архитекторы и градостроители строят дома и улицы, развивают город. но в городе-то мне, дилетанту, жить!

             Дома, улицы, город должны быть не самоценными творениями профессионального таланта и мастерства, а средой для полноценной, содержательной, свободной, счастливой жизни человека. человек и должен стать ключом к решению и тех конфликтов на архитектурноградостроительной почве, которые сегодня постоянно возбуждают наше и без того больное общество, и главным мировоззренческим ориентиром при разработке стратегии развития наших городов.

Я не случайно употребил выражение «мировоззренческий ориентир».

Строить дома и жилые комплексы для удобства человека, который там поселится, - это банальность из области девелоперской рекламы. но и толстосум за железным забором, и «профессиональный революционер», всегда появляющийся там, где назревает скандал, - это индивиды, которые временно живут на этой земле, а человек - он извечно и навсегда. ВОТ ЭТО и есть мировоззренческая проблема.